Мечта о Коста-Брава, или Джинн из бутылки-12

Где пропадала Юлька, почему ее так долго не было, откуда она знает столько подробностей об Испании? Все эти вопросы меня не на шутку тревожили. Еще больше меня волновало то, что Юлька молчала. Это было совсем не похоже на мою бесхитростную, излишне открытую и лишенную деловой хватки подругу. Если я занималась Испанией исключительно четко представляя, зачем я ею занимаюсь, то Юльке, по-моему, было совершенно безразлично, чем интересоваться – Испанией, Италией, Южной Америкой, Северной Дакотой, островами архипелага Земли Франца Иосифа или лунным морем Гумбольдта… Главное, что тема была интересна мне. Куда исчезала Юлька? – я изнывала от нетерпения, любопытства и досады, ведь подруга хранила несвойственно ей молчание, выглядела как девушка с картин художника Марка Спейна и не торопилась снова встретиться со мной.

И тогда… Тогда гора пошла к Магомету!

Одним тихим августовским вечером я нагрянула к Юльке, причем практически без предупреждения. Нет, я сделала ей звонок, находясь почти у порога скромной «однушки», рискуя, что не застану подругу и так никогда и не разгадаю загадку моей простушки. Больше всего я не любила слово «никогда». Собственно, до этого момента оно и не проявляло себя в моей жизни, видимо, небезосновательно опасаясь за непременное перерождение в свою противоположность.

– Ну, допустим, что ты просто уехала, просто без меня, просто в… Испанию? Так? – Моя провокация обычно действовала на Юльку как красная тряпка на быка, и я продолжила в том же духе:

 – Мне, если честно, не очень хочется слушать твои рассказы, потому что твои впечатления – это твои впечатления, а наши обсуждения – это наши с тобой, совместные, заметь! – совместные поиски и движение к мечте, но ты…

На этом месте моей пылкой речи Юлька перебила меня, что было добрым знаком – мои слова ее задели:

– Погоди! Можешь ты не говорить за меня? Ты так долго говорила за меня, для меня, ты так много делала для исполнения нашей мечты, что мне надоело! И я на некоторое время отошла от «дел», чтобы попробовать самостоятельно найти информацию, а заодно и сайт, где эту информацию можно размещать… И у меня теперь есть много фактов, о которых ты не знаешь! – Юлька победно взмахнула рукой и, как по волшебству, в этой ее руке возник лист формата А4…

– А это еще что такое? Рукопись, которая не горит? – я была немного обескуражена, почувствовала укол зависти… Юльку как конкурентку я никогда не рассматривала. В нашем дуэте я вела первую скрипку, милостиво позволяя второй партии иногда, совсем чуть-чуть, что-то такое неактуальное пропеть, но лишь затем, чтобы потом, взяв на себя роль мэтра, указать на фальшивое исполнение… – Тогда… что делать? Читай!

Рассказ Юлии, не обошедшийся без моих каверзных вопросов 

В окрестностях Барселоны, в районе Пенедес, где еще в античные времена на прекрасных землях выращивали виноград финикийцы и римляне, расположена одна из самых знаменитых семейных компаний – «Torres».

Я не удержалась от реплики:

– Они производят кроссовки?

– Нет, это винодельческая компания. Продукцию этой марки любит король Испании, а также актер Антонио Бандерас, да и многие другие известные и малоизвестные нам люди…

– Напомни мне, если тебя не затруднит, как зовут короля Испании? – я пощелкала пальцами, как кастаньетами, продолжая исполнять свое придирчивое фламенко.

– Эм… Вопрос не по теме!

– Еще как по теме! Мы едем в Испанию и не знаем, как зовут короля Испании? Ты как себе такое представляешь? Впрочем, мы не пропадем, ведь у тебя в моем лице имеется неплохой источник информации. Сейчас Испанией правит король Филипп VI, ему 49 лет, его супруга – королева Летисия…

– …позвольте поинтересоваться у источника информации, – перебила меня Юлька, – а любит ли королева Летисия вино компании «Torres»?

– Разумеется, – нимало не смутившись, ответила я, – у короля и королевы прекрасный вкус!

После этого мы засмеялись. Пожалуй, впервые после вступления в необъявленную войну белой и красной испанских роз… Юлька продолжила рассказ:

– Глава семейного бизнеса, президент компании – Мигель Торрес.

– И что такого особенного он делает? – снова не выдержала я.

­– О, Мигель – смелый человек, он постоянно придумывает что-то новое, что позволяет получать компании вина, которые нельзя назвать одинаковыми. Вино одной и той же марки с каждым годом становится совершеннее. Это говорит о постоянном поиске и креативности главы компании.

– Наверное, достаточно легко быть креативным, когда у тебя за плечами опыт нескольких поколений?

– История семьи Торрес, действительно, интересна и берет свое начало в XVII веке. Послушай, какие названия у сортов винограда: Шардоне, Каберне Совиньон, Пино Нуар, Мерло, Совиньон Блан, Рислинг, Гевюрцтраминер… Благодаря им компания приобрела всемирную известность. А начинал дело Хайме Торрес Бендрель.

– Интересно, как ему удалось сколотить первоначальный капитал?

– Своим собственным трудом! Он был вторым ребенком, а капиталов в семье не было, поэтому бедняга не получил ничего: ни осла, ни мельницы, ни кота… Тогда Хайме отправился на Кубу, бывшую тогда колонией Испании, где устроился в торговую каталонскую фирму «Лос Каталанес», получив бесплатный ночлег и питание, плюс жалованье – 1 песо в неделю. Скопив кругленькую сумму в 500 песо, он сделал выгодное вложение: отослал все деньги в американскую нефтяную компанию. Тронутые доверчивостью каталонца, американцы выполнили договор, и парень начал заниматься торговлей нефтепродуктами и грузовыми перевозками. Когда началась война за Кубу, он вернулся на родину.

– А там его уже поджидали отец и старший брат?

– Именно так! В 1870 году, объединившись, семья создала предприятие «Трес Торрес» – три башни.

– И эту эмблему теперь можно увидеть на каждой этикетке?

– Да! «Поезд Торреса» с бочками начал постоянно курсировать из Вилафран-ка-дель-Пенедес в морской порт Барселоны. И пусть он был арендованный, как и морские суда, вина начали регулярно отправлять за океан – в Сантьяго-де-Куба, Веракрус, Бремен, Гамбург и Санкт-Петербург, марка сделалась популярной. После смерти Хайме дела фирмы перешли к брату, затем – к племяннику, Хуану Торресу.

– И кем Хуан приходился нынешнему президенту?

– Получается, что дедом. В 1909 году у Хуана родился сын Мигель Торрес Карбо – отец нынешнего президента семейной бодеги. Кстати, Мигелю, после гражданской войны 1936-1939 годов пришлось начинать дело с нуля, потому что и железнодорожная станция, и здания бодеги после бомбардировок превратились в руины.

– И что было дальше?

– Мигель отправился в Америку в свадебное путешествие, заодно планируя найти крупного оптового покупателя вин в Новом Свете.

– Какая находчивость!

– Да, и ему все удалось! Через два года контракты были подписаны, и Мигель вернулся в Пенедес. Нынешний президент компании, Мигель-младший, родившийся в 1941 году, унаследовал все черты отца – целеустремленность, постоянное стремление к новому.

– Что же он придумал такого?

– Во-первых, он первым в Пенедесе стал применять емкости из нержавеющей стали для ферментации вина при контролируемой температуре. Во-вторых, в центре фабрики была установлена бадья емкостью в 5000 гектолитров (1 гл=100 л — примеч. авт.), которую поддерживал сто двадцать один пилон. Эта бочка была такой огромной, что на нее приезжали смотреть лица королевского двора, в том числе король Альфонс XIII. В-третьих, на некоторых своих виноградниках «Торрес» использует новый метод большой плотности посадок: по 5000 виноградных лоз на одном гектаре земли, а это в четыре раза превышает традиционную плотность. Вообще, Мигель всегда умел удивлять. Послушай, что он говорит о себе:

…я смог шокировать большое жюри в Париже, когда на слепой дегустации наше знаменитое вино Mas La Plana обошло Château Latour – вина Торреса именно тогда узнали во всем мире. И тогда отец перестал вмешиваться в мои дела…

– И Мигель до сих пор руководит компанией?

– Нет, его сменил сын, но от дел «коронованный» винодел не отошел: он много ездит – в Чили, где у компании свои виноградники, в Калифорнию, в Европу и даже Японию. Мигель учит русский и японский языки. У него насыщенный день: встает рано, делает гимнастику, едет в офис, проводит дегустации с дочерью и командой энологов, обедает с кем-то из важных посетителей в ресторане компании…

– …а мы с тобой будем обедать? – я посмотрела на часы: 21:25. – Пожалуй, обеденное время мы уже пропустили.

– А давай завтра встретимся и пообедаем где-нибудь?

Специально для Коста-Брава онлайн/лайф © Марта Матвеева

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s