Мечта о Коста-Брава, или Brut

На нашу очередную встречу Юлька, причем уже не в первый раз, пришла с листом бумаги формата А4 и почти с порога начала читать историю, в которой описывала так долго обсуждаемую нами встречу Нового года, но почему-то не со мной… Впрочем, вот что я услышала от Юльки и с чем познакомилась не без интереса…

Рассказ, написанный Юлькой по мотивам наших разговоров об испанском шампанском

Как можно было его любить? Его любить было невозможно, потому что он был Брют. Она так и звала его про себя – Брют. Как шампанское. Кислое, но ужасно дорогое и престижное. Родители предпочитали пить именно такое шампанское. А ей нравилось полусладкое. От него становилось по-новогоднему весело, беззаботно и свежо. Появлялось предчувствие чего-то необыкновенного, какого-то чуда, происходящего обычно в новогоднюю ночь. «Как обычно», – она сама передразнила свои мысли. – «Надо же так неправильно думать: как обычно, случается чудо». Чудо случается редко. Или нет. Один-единственный раз случается чудо. А если оно случается каждый Новый год, да ещё и как обычно, то вовсе это не чудо, а обыкновенное празднование Нового года. С подарками, с искусственной ёлкой. С гостями, с музыкой, с телевизором…

Музыкальная тема «Иронии судьбы» ей нравилась своей нежностью и мягкой задумчивой сентиментальностью. Она сидела на диване, смотрела на экран и принимала мир таким, каким он был. «Если ты не в силах изменить обстоятельства, измени отношение к ним», – как-то так нужно было думать ей сегодня. Она не могла изменить обстоятельства. Этот Новый год приходилось встречать в одиночестве.

«Грустно?»

«Нет, весело!»

Она нажала на кнопку пульта, переключив канал. Экран послушно сменил картинку, и комната наполнилась звуками. Она медленно, потянувшись, сползла с дивана вверх. «Это тоже нужно уметь! Никто не умеет, а я умею!» и – резко перешла от полной неподвижности к импровизированному танцу, старательно повторяя и нещадно перевирая движения профессиональных мастеров танцпола.

«Всё!»

«Хватит!»

Пульт вернул её к продолжению «Иронии…» Два звонка – в ленинградскую квартиру главной героини и в её собственную – почти слились. Она кинулась в прихожую, на ходу поправляя волосы. Не глядя в глазок, распахнула дверь.

«Брют?»

«О, боже, Брют…»

Как обычно, стильный. Воплощённое дэнди-лондонство, сплавленное с мужским лоском.

– Сегодня у тебя будет не полусладкий компот, а настоящий Brut из Испании c непередаваемыми на словах нотками спелых фруктов и мёда!

В этом месте она должна была начать восхищаться по порядку всем, что связано именно с ним: его неожиданным, но таким счастливым для неё своевременным появлением; погодой, которую он «заказал» на этот Новый год; блеском внимательных глаз; тонкой кожей перчаток; запотевшей бутылкой из элитного магазина.

– Я терпеть не могу… (она чуть не выпалила «тебя») Brut. «Сухой», суше не бывает… с кислым вкусом.

Он засмеялся легко, от души.

– Ты думаешь, что «Brut» значит «сухой»? Скорее, наоборот. Сырой, черновой, неочищенный, невыделанный… «Брутто». Никогда не слышала этого слова?

– Нет. – Она демонстративно повернулась к нему спиной и двинулась к монологу Ипполита в ванне.

– Не «нет», а «нетто», – донеслось из прихожей.

В этот момент она оглянулась и увидела, что Брют уже разделся.

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s